Литературная история 90-х

00:31 

ГЛАВА II. ГЕРЦОГ ДЕ ГИЗ.

Мойше Раскин
Что этот ниггер себе позволяет? (с)

Но чем Мазепа злей,
Чем сердце в нем хитрей и ложней,
Тем с виду он неосторожней
И в обхождении простей.
Как он умеет самовластно
Сердца привлечь и разгадать,
Умами править безопасно,
Чужие тайны разрешать!
С какой доверчивостью лживой,
Как добродушно на пирах,
Со старцами, старик болтливый,
Жалеет он о прошлых днях,
Свободу славит с своевольным,
Поносит власти с недовольным,
С ожесточенным слезы льет,
С глупцом разумну речь ведет!
Не многим, может быть, известно,
Что дух его неукротим,
Что рад и честно, и бесчестно
Вредить он недругам своим;
Что ни единой он обиды,
С тех пор как жив, не забывал,
Что далеко преступны виды
Старик надменный простирал

Пушкин "Полтава"


Гордый, самоуверенный и важный вошёл в зал Жорж де Пелюз, герцог де Гиз со своей многочисленной свитой, подобострастно относящихся к персоне своего патрона и презирающие его врагов. На своей голове герцог гордо нёс свой знаменитый головной убор, с которым прочно ассоциировался в народном сознании.

Подойдя к королю, этот лысый, пухленький, среднего роста человек снял с себя свой головной убор и поклонился Его Величеству так низко, насколько мог. Король подошёл к нему и троекратно облобызал своего любимца - такой уж был обычай, заведённый при дворе ещё его предшественниками.

- Мой дорохой друг, херцог де Хиз, - сказал король - Как же я рад видеть Вас здесь!

- Ваше Величество, Ваше Солнцеподобное Величество, - быстро-быстро произнёс со всем подобострастием герцог - Вы так добры ко мне, так великодушны! Никто из королей не сравнится с вами! Против Вас никто ничего не стоит!

- Ой, льстишь ты мне, понимаишь! - произнёс, чуть-чуть покачав головою король, расплывшись в улыбке. - Плут ты, и всехда был им!

- Всё ради славы Отечества и Вас, Ваше Величество! - ответил всё так же подобострастно ответил герцог.
- Ну-ну, - удовлетворился этим ответом король и дал знать герцогу, что он свободен. Тот со своими приближёнными сразу же отправился говорить с остальными собравшимися на приёме дворянами.

Хотел бы поведать вам о герцоге де Гизе, что за человек был он. Жорж де Пелюз родился в семье бедного дворянина, жившего в Париже. Его отец Мишель-Андре де Пелюз был произведён в дворянское звание за верную службу королю. На службу отправился и молодой Жорж. Он воевал с молесманами в далёких землях, будучи участником крестового похода, затеянного королём Франциском. За отличие, де Пелюз был послан учиться в Сорбонну, которую окончил с отличием и стал активным служащим в коммуне Парижа. В годы правления Генриха, который был после Франциска, он занимал средние должности, где исправно работал на благо города и самого себя.

С восшествием на престол короля Карла, он был замечен тогдашним герцогом Анжуйским - Генрихом, который был главным управителем. Он назначил его своим близким помощником, по протекции короля де Пелюз получил графский титул. Новоиспечённый граф де Гиз стал влиятельным человеком в Париже. Впоследствии, герцога Анжуйского сменили Валери де Руло и Габриель де Претр. Последний способствовал тому, чтобы Пелюз стал его ближайшим помощником и сделал так, что тот стал маркизом де Гиз и получил во владение земли в Лотарингии.

Когда в 1991 гугеноты свергли Карла, маркиз и де Претр поддержали своего давнего покровителя - герцога Анжуйского. Пелюз не прогадал. Анжуйский стал королём Генрихом. Де Претр отказался от Парижа и король передал его де Пелюзу, даровав ему в придачу новый титул - герцог де Гиз и всю Лотарингию. Во Франции появилась новая, влиятельная фигура. Герцог был целиком и полностью предан своему сюзерену - королю Генриху. Однако, это было, пока Его Величество был в силе. Когда же он начал слабеть, герцог стал втайне подумывать о том, а недурно бы и ему самому стать королём. Впрочем. мысли эти пока носились только в самых укромных и заветных уголках его мозга.
А пока же регулярно совершал акты показной верности королю. Он часто громко восклицал на площадях Парижа - France, Roi - liberté! France, Roi - victoire! France, Roi - c'est notre avenir!* Народ им буквально восторгался. Сын бедного дворянчика стал знатным принцем. И возгордился этим фактом. Он решил стать ещё и ещё более великим. И ради этого готов был пойти на всё.

- Я происхожу из знатного рода графов де Шарже-Пелюз, являясь потомком их боковой ветви, - говорил своим восторженным почитателям герцог. Мои предки были знатными, но их потомки обеднели и только я смогу восстановить былое величие моего рода! Я уже герцог, я превзошёл своего великого предка Раймона Анри Жоффруа де Прэри, графа де Шарже-Пелюз. Это вызывает радость во мне и стремление идти дальше.

- О, величественный! - охали и вздыхали его фавориты.

Герцог же гордо задирал голову и мог часами слушать эти панегирики в свой собственный адрес. Его сравнивали со многими героями Античности - например, с мужественным, прекраснейшим и храбрейшим Ахиллом, хотя герцог был труслив, невысок ростом и полноват, совершенно не походя на великого героя древних времён. Его щекастое лицо, весь вид придавал ему внешность не знатного герцога, а богатого буржуа, купца, торговца, менялу. Хозяйственный, богатый, жадный он во всём был именно этим самым буржуа.

Женой его стала некая Элен Ба из Турени, которая была некрасива и немолода, но имела весьма большое приданное и хорошие связи. Брак этот был не по любви, а целиком по расчёту. Герцог сделал всё, чтобы родственники его жены ни в чём не нуждались, чтобы у них были всевозможные льготы. Мало того, он добился, чтобы род Ба мог не выплачивать совершенно габель** в казну, что только способствовало их обогащению. Естественно, что герцог смог добиться для них дворянства и родственники жены стали именоваться господа де Ба, бароны и сеньоры де Турень. А брату жены, Эктору де Ба герцог добился присвоения титула графа де Турень.

Покровительствовал герцог и искусством. Он приблизил к себе гасконского скульптора, которому выбил дворянство и знатный титул. Звали его изначально Зура-Констан, происходил он из местечка Сереталь. Благодаря герцогу он стал не только дворянином де Сереталем, но и графом де Нижар. Благодаря этому титулу, новоиспечённый дворянин заявлял, что является потомком младшей боковой ветви рода герцогов де Нижаров. А своему любимому певцу Жозефу де Кобзуа, который параллельно занимался различными тёмными делами, достался титул графа де Орэрравеэн. Его слуга-евнух стал ближайшим помощником и секретарём, с дворянством. Звали его Серж Николя д'Авид де Суа. Крёстным отцом восточного евнуха стал сам герцог.

Его окружение было готово на всё ради своего покровителя, ибо знали. что если падёт герцог, то они последуют за ним - в Бастилию сядут все, и не помогут им никакие заслуги. А кое кому даже совершат операцию по сокращению роста путём хирургического отделения головы от тела на Гревской площади.

Не любили герцога многие, но больше всех не любил его и хотел его падения не кто-нибудь, а сам герцог Алансонский, который предвидел возможность того, что де Гиз может пожелать воссесть на французский престол, после чего ему, герцог Алансонскому придётся очень очень плохо. Сначала он будет отправлен в Бастилию, откуда только одна дорога - всё на ту же Гревскую площадь. Состояние и все владения герцога перешли бы прямиком в руки новоиспечённого короля и родственников его супруги. Каждодневно и каждонощно молился герцог Алансонский перед распятием, чтобы герцог де Гиз попал в опалу или умер, чтобы своё владычество сохранил он, Алансон, представитель знатного рода, а не какой-то безродный выскочка, выбившийся своими деньгами и лизоблюдством в принцы.

И вот сейчас исподтишка с ненавистью глядел Алансон на Гиза, но когда их взгляды пересекались, улыбался он так, что не возникало не единого сомнения во всём дружелюбии двух принцев друг к другу. Оставалось ждать. когда же случится эта развязка и чем она закончится.


* Франция, Король - свобода! Франция, Король - победа! Франция, Король - наше будущее! (франц.)
** Габель (фр. gabelle) - непопулярный налог на соль во Франции до 1790. Термин gabelle происходит от латинского лат. gabulum (налог). Во Франции габель первоначально применялся к налогам на все сырьевые товары, но постепенно был ограничен только налогом на соль.




 

@темы: Сказки про олигархов

URL
   

главная